• О проекте
  • Новости
  • Как это работает
  • Как обойти блокировки
  • Проверить сайт
  • 14567
    +59
    14567
    +59

    «Мы, безусловно, заинтересованы поднимать вопрос о вмешательстве в право на свободное выражение мнения», — Дамир Гайнутдинов

    В апреле мы сообщали, что в ЕСПЧ против Российской Федерации подана первая жалоба на постановление по делу о военной цензуре. Подробнее о том, как сейчас ЕСПЧ взаимодействует с РФ, какие права человека нарушены по данному кейсу о военной цензуре, а также про ответственность в законодательстве РФ за выражение мнения поговорили с руководителем проекта “Сетевые свободы” Дамиром Гайнутдиновым.

    Редакция (далее — Р.): Дамир, добрый день! В ЕСПЧ подана первая жалоба на постановление по делу об одиночном пикете Георгия Семенова с плакатом «НЕТ ВОЙНЕ!» в центре города. Удивительно, что данная новость опубликована буквально в 2-3 источниках, без каких-либо подробностей. Можно ли отсуствие резонанса связать с исключением России из ЕСПЧ? Как Вы полагаете, будут обстоять дела с исполнением решений ЕСПЧ Россией после исключения страны из Совета Европы?

    Дамир Гайнутдинов (далее — Дамир): Я думаю, что дело скорее в том, что сам факт подачи жалобы в ЕСПЧ в России давно не новость. В ЕСПЧ сейчас ожидают рассмотрения 17 тысяч жалоб против России, обращение туда по делам о нарушении свободы слова, мирных собраний или права на приватность уже давно – обязательный шаг. Думаю, что дело исключительно в этом, потому что сами новости о применении статьи 20.3.3 КоАП особенно в первые недели вызывали колоссальный интерес публики. 

    ЕСПЧ будет рассматривать жалобы на нарушения, произошедшие до 16 сентября, а учитывая необходимость проходить несколько судебных инстанций в России, эта история еще надолго – юристам, работающим с ЕСПЧ хватит работы еще года на полтора как минимум.

    Проблема исполнения решений, безусловно, возникнет. Законопроект об отказе исполнять решения, вынесенные после 16 марта скорее всего будет принят. Но с точки зрения международного права это не имеет значения. Конвенция прекращает действовать в отношении актов российских властей, совершенных с 16 сентября 2022 года, а в силу ее статьи 46 все решения ЕСПЧ являются и останутся обязательными для РФ, причем даже если они вынесены после 16 сентября. Федеральный закон не может отменить эти обязательства. Так что рано или поздно их придется исполнить.

    Р.: Исчерпаны ли все средства защиты на национальном уровне до подачи жалобы в ЕСПЧ по делу Семенова? Если нет –какое сформулировано обоснование необращения в компетентные органы на государственном уровне? Если да – сколько времени прошло от первого суда Семенова в РФ до подачи жалобы в ЕСПЧ? Процесс выглядит быстрым. 

    Дамир: Исчерпаны средства защиты, которые ЕСПЧ признает эффективными, по КоАП это две инстанции. Дальнейшее обжалование по КоАП как правило смысла не имеет, разве что в деле есть явные процессуальные нарушения.

    Протокол по делу Семенова составили 6 марта, в тот же день суд оштрафовал его на 35 тысяч рублей, 6 апреля вышестоящий суд оставил постановление в силе и 14 апреля мы направили жалобу в ЕСПЧ. 

    Р.: В жалобе ЕСПЧ Семенов указывает на нарушение статей 5, 6, 7, 10 и 11 Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ). Это достаточно большое количество статей. Каким образом лучше действовать при подаче жалобы в ЕСПЧ – указать, как можно больше статей с нарушениями, либо сосредоточиться на ключевых? По каждой ли статье потерпевший выставляет требование или формирует какое-то общее в итоге? Что кладете в обоснование нарушений государством положений ЕКПЧ?

    Дамир: Мы указали эти статьи потому что все нарушения по ним были очевидны:

    — Семенов был задержан и доставлен в отдел полиции, в чем не было никакой необходимости. Протокол можно было составить на месте либо пригласить его в отделение позже. Поэтому статья 5;

    — в деле отсутствовал прокурор, поэтому статьи 6;

    — Семенов проводил пикет  и был привлечен к ответственности на суверенной территории Украины, однако российским судом и на основании норм российского Кодекса об административных правонарушениях, поэтому статья 7;

    — Семенов вышел в пикет, чтобы выразить свое мнение, за что был привлечен к ответственности. Поэтому статьи 10 и 11.

    Тут нет менее значимых статей. Но мы, безусловно, заинтересованы прежде всего в том, чтобы поднимать вопрос о вмешательстве в право на свободное выражение мнения. Конвенция и Регламент ЕСПЧ требуют, как правило, описывать каждое нарушение отдельно, однако в данном случае нарушение статей 10 и 11 заявлены одновременно, поэтому что фактически касаются одного действия Семенова.

    Р.: Данный прецедентный кейс – это больше про защиту персонально заявителя или про защиту общественного интереса в

    связи с появлением ст.20.3.3 КоАП РФ? Что в целом можете сказать про данную статью, введенную 04 марта 2022, и ее трактовку государственными органами, судами РФ?

    Дамир: Статья 20.3.3 сейчас – самая массовая норма КоАП, применяемая для преследования за антивоенные протесты и выражение солидарности с Украиной, поправки в закон внесли 4 марта, а 5 марта были составлены первые протоколы. По всей России возбуждено уже не менее 2000 дел, наши адвокаты работают по примерно 250, это беспрецедентная ситуация. По каждому из них мы планируем отправить жалобу в ЕСПЧ и поэтому считаем, что цель двоякая – защита как нарушенных прав конкретных заявителей, так и общественных интересов, поскольку граждане вправе выражать свое мнение. А статья 20.3.3 – одна из первых норм в КоАП, устанавливающих ответственность именно за мнение.

    Последние новости проекта